Экспресс-мифотрворчество: финно-угры всегда на грани волшебства

11 апреля 2017 в 10:42, просмотров: 1422

Финно-угорское движение пока малочисленно и слабо. Экспертные суждения по финно-уграм по привычке выдают люди, занимающиеся финно-угорскими народами как объектами наблюдения. Основная информация о финно-уграх воспроизводится в той форме, в какой она появилась в 1990-е годы. С тех пор никто не потрудился отнестись к финно-уграм с большим вниманием и обновить справки, которые используют при написании статей федеральные и региональные журналисты.

Экспресс-мифотрворчество: финно-угры всегда на грани волшебства
Фото: Ольга Кошаева

Собственного голоса у нас еще не проявилось, поэтому нам приходится довольствоваться оценками внешних экспертов и негодовать, что эрзян и мокшан они по-прежнему зовут мордвой, а сведения о религиозных верованиях воспроизводят из статей 20-летней давности.
Но мы и сами не меньшие мифотворцы. В плохом смысле. Из-за того что широкой публике о наших народах известно немногим более, чем ничего, многие из нас решают бороться с этим не путем долгой, кропотливой (и рутинной) работы по культуртрегерству и постепенному распространению информации в медиапространстве, а посредством экспресс-мифотворчества. Почему-то на это решаются многие яркие и талантливые люди, совсем недавно обнаружившие свою финно-угорскую родословную.
Так, в одночасье удмурты становятся будинами, а удмуртский оказывается древним родственником греческого – на удмуртском говорили колонисты в Херсонесе. И уж явно об удмуртском знал Аристотель. Другие считают, что удмуртам во что бы то ни стало стоит предъявить свои претензии на обладание брендом Аркаима. Третьи считают, что нам всего важнее обозначить удмуртов в свете удмурто-индоарийских или удмурто-еврейских связей – такое позиционирование придаст удмуртскому народу больше блеска и тем самым привлечет больший интерес как изнутри, так и со стороны.
На все эти сомнительные теории люди тратят время и силы: пишут книги, статьи, прочитывают вагоны ведической литературы – чтобы все сходилось.
Денис Сахарных правильно высказался относительно мифологической интерпретации удмуртов и нашей зоологической гордости за то, что нас описывают как экзотических существ – наподобие негров во французском зоопарке.
Пока удмурты молчат, кто-то другой рассказывает гостям республики завлекательные истории. Например, такого рода: «...Удмурты очень мирные. Если удмурта обидеть, то он отойдет и будет плакать. Месть удмурта – это повеситься на воротах врага. Все, тогда враг и его семья будут несчастны семь колен. Женщины удмуртки крупные, а мужчины маленькие. Жены обычно старше мужей. Говорят, удмурт растет у жены в подоле. Мужчина, переспавший с удмурткой, помнит только ее…»

Владелец усадьбы Мумыдор Николай Михайлов. Фантазии на тему удмуртского средневековья.

Некоторые «знатоки» говорят о том, что в финно-угорских языках в отличие русского нет будущего времени, или о том, что у удмуртов отсутствует абстрактное мышление и даже нет обобщающего понятия «все». Не хватает здесь еще только обычных бредней про «самый рыжий в мире народ», «уникальную архаичную мифопоэтическую картину мира» и «удмуртское  колдовство»…
А в это время простаивает работа на ниве собственно удмуртской культуры и идентичности. Не пишутся новые книги, новые статьи, не исследуются архивы.
Это пренебрежение собственной историей и поиск влиятельных «сородичей» в иных цивилизациях противно и мелкодушно.

Удмуртский жрец для туристов

«Респект» языковедов
Есть люди, бесспорно, талантливые и энергичные, но выбравшие не мейнстрим, а альтернативную волну – что-то вроде альтернативной хронологии Носова и Фоменко. Эти гении, будучи преисполненными сил, бросаются в атаку и идут в неизведанные дали, берутся за неподъемные для простых смертных дела.
Например, есть такой известный психиатр-лингвист Белянский. В какой-то момент он заинтересовался ижорским и водским языком и, пользуясь тем, что они реально стоят на грани исчезновения, из лучших побуждений просто взял и создал самоучители для обоих языков. Белянского не смутили критические отзывы Татьяны Агранат о его работах и предостережение о том, что описанные в книгах волшебника-лингвиста грамматические системы являются чем-то третьим и четвертым, но не водским и ижорским языками и что, по слухам, Белянский, озадаченный смертью последнего носителя камасинского языка, теперь думает составить самоучитель по этому языку. А тем временем нужны настоящие учебники и справочники именно по водскому и ижорскому языку, а не по языку Белянского-1 и языку Белянского-2.
Второй пример. Талантливый молодой человек, круто погрузившийся в пучину уральских языков, решает предоставить цифровое обеспечение многострадальным водскому и вепсскому языкам и делает сайт с кириллическими текстами на этих языках. Эксперимент! Новация! Конечно, ведь недолгая письменная традиция этих языков всегда располагалась в латинской графической системе координат. Вот только кириллицы этим языкам сейчас не хватает! Самая острая нужда водского языка сейчас, безусловно, перевод в кириллическую графику. На вепсском с латинской письменностью выходят газеты и изредка – книги. Молодому лингвисту показалось важным и интересным запустить кириллицу для этих языков. Если увидите сайт, поймете, что кириллица для вепсского – это ого-го! Обилие самобытной диакритики разочарует любого самого горячего сторонника использования для языков России только кириллицы. На память приходят два примера использования кириллицы для языков, исторически имевших латинскую письменность, – карельского в 30-е годы (не увенчавшийся успехом эксперимент) и молдавского в годы советской власти. Как вы знаете, в обоих случаях от кириллицы поспешно отказались при первой же возможности. Изобретение кириллицы под нужды этих языков совершенно бесполезная работа. Это все равно что изобретение кириллицы под албанский.
Конечно, это игра. А почему бы не кириллица, дескать. А почему бы не анбур? Все-таки это ближе для вепсов, чем болгарское письмо.
Как здорово было бы, если бы этот молодой лингвист работал не на разрыв вепсской письменной традиции, а на ее укрепление, собирая тексты и материалы в том виде, в каком они живут и используются в нормальной практике.






Партнеры