Вся жизнь – одна большая ошибка

7 сентября 2017 в 11:51, просмотров: 743
Вся жизнь – одна большая ошибка

От редакции

Короткая проза сегодня не в тренде. Но электронные сборники рассказов и очерков глазовчанки Надежды Нелидовой сегодня числятся в бестселлерах на русской версии книжного сервиса Amazon. Книги писательницы из Удмуртии делят свои виртуальные полки с признанными мэтрами. «МК» в Ижевске» взял интервью у писательницы.

– Ваши книги продаются на электронных площадках. Это издатели или пираты?

– Меня взяло под крыло издательство «Андронум», которое сотрудничает с крупными интернет-магазинами. У меня заключен официальный договор, и я получаю роялти.

Достаточно актуальный вопрос – насколько доходный этот бизнес?

– Вы смеетесь? Львиную долю от продаж съедают громадные проценты, которые забирает издатель и интернет-площадка! Никогда я не рассматривала литературное творчество как бизнес. Это любимое дело, за которое (!) еще и платят деньги! Бизнес – это для писателей с именем. Или для тех, кто, как пулеметчик, строчит по роману в месяц. Потом их книжки продаются в супермаркетах на входе в проволочных корзинах вместе с уцененными носками.

– Есть ли у вас сложившаяся аудитория поклонников или рассказы просто попадают в тренд? Или их покупают, как это бывает в Интернете, потому что «мимо проходил»?

– Думаю, у меня есть постоянный читатель. Это женщины «18 плюс». Хотя и от мужчин получаю отзывы, так как пишу, кроме женских историй, об острых социальных проблемах. Таких острых, что не каждое издание решится напечатать.

– Как вы относитесь к российским литературным ресурсам, где публикуются начинающие и не очень писатели, например «Проза.ру»?

– Очень неплохо отношусь. Сама начинала с «Самиздата». Там каждый как бы владеет собственной библиотекой.

 – Как вы начинали? Вы где-то учились, проходили мастер-классы?

– Нет, не проходила.

– Когда вы начали писать, что называется, осознанно?

– Да прямо в детстве. Начинала с толстых романов. Писала про рыцарей и прекрасных вассалок. События, независимо от меня, стремительно развивались и разрастались, как лавина. Сюжет своевольно выбивался из-под контроля и прихотливо, сам по себе, разветвлялся. Герои плодились в геометрической прогрессии, как кролики, и выкидывали черт знает что. Накатала целую папку. Для балласта, чтобы папка казалась толще, солиднее, сунула пару рассказов – и поехала. Куда? Ясен пень – в большое издательство! Ехала и воображала разные приятные вещи. Как редактор в вольтеровском кресле будет читать мои рукописи и бормотать: «Ах, черт возьми, а ведь любопытно! Сильная вещь! Ге-ни-аль-но!» Из соседних кабинетов сбегаются люди. Восклицания, изумленные аханья, поздравленья... Я топчусь под дверями с табличкой «Литературный консультант Паушкин». За столом сидит худенький, в ореоле белых и легких как пух волос, пожилой человек (после тридцати все люди пожилые). Он возвращает папку. Я убита. Только что во мне убили великую романистку. «А вот над рассказами стоило бы поработать, – увлеченно продолжает человек-одуванчик. – Вы сами все это пережили? Откуда берете сюжеты?» Под конец грустно говорит: «А ведь моя настоящая фамилия Пушкин. Но вы представляете себе советского литературного консультанта Пушкина? Пришлось добавить в паспорте лишнюю букву».

– Можно ли сказать, что вашими литературными университетами была жизнь?

– Как и у всех авторов. Помню, редактор районки листал один из моих первых опусов и неожиданно взорвался: «Чушь! В рассказе старых коров везут в грузовике на мясокомбинат. А они у тебя с любопытством тянут головы, как молодые телята. Радуются солнцу, людям, трамваям. Восторженно мечтают о зеленой лужайке. Да лжешь ты!» – загремел он. Я так и присела, ожидая, что в мою голову полетят рассыпавшиеся листы. «Коровы, которых везут на бойню, мочатся от страха, – продолжа он. – Они грузно приседают, путаются рогами в грязных веревках и падают друг на друга. Избитые, стертые копыта скользят и разъезжаются в моче… Ты меня поняла?!» – «Да, – пролепетала я. – В моче… Разъезжаются…»

– Как вы считаете, может ли сегодня человек просто сесть за компьютер, написать рассказ – и стать знаменитым без какой либо раскрутки?

– Думаю, что нет. Даже если он гениально пишет, его не заметят. Разве можно в космосе разглядеть звездочку? Шансы есть для тех, кто пишет романы, детективы, фантастику. А так… Нынче цензуры нет, каждый пишет, как бог на душу положит. Сделал красивую обложку, дал звучное название и запустил в Интернет… И вот эти авторы пишут друг о друге захлебывающиеся отзывы, засыпают друг друга комплиментами. Кукушка хвалит петуха... Еще сейчас рейтинги искусственно накручивают. Мой муж читает только электронные и (из принципа) бесплатные книги. Из десяти книг, по его выражению, семь – «полный отстой», две – «так себе». И одна – «ну, более-менее». Вот такое примерно соотношение.

– Что вы пожелали бы самой себе, если бы была возможность поговорить с собой в юности?

– Что бы я ни сказала? Да ничего. Все равно мудрые напутствия влетели бы в одно ухо и со свистом вылетели бы в другое. Оглянешься: не жизнь, а сплошная большая ошибка, которая сидит на ошибке и ошибкой погоняет. Но если бы я была вся такая из себя правильная, скромная и милая девочка, то не наделала бы этих ошибок – и вряд ли стала бы писать.




Партнеры