Хроника событий На "Евровидении" коренных народов выступит удмурт Павел Александров Есть ли шанс у удмуртского кино? Ижевчанин разработал программное обеспечение для свободного общения на удмуртском языке Разработаны проудмуртские стикеры для Telegram Ижевчанам рассказали об истории удмуртского литературного языка

Звуковые перформансы: удмуртские неологизмы в современном искусстве

20 октября 2017 в 11:56, просмотров: 2372

В Удмуртском республиканском музее изобразительных искусств состоялась концептуальная встреча с известным художником, автором герба Удмуртской Республики Юрием Лобановым и куратором, видеоартистом Жон-Жон Сандыром на тему удмуртских неологизмов в современном искусстве. Встреча состоялась по инициативе сообщества «Удмуртлык» в рамках специальной программы выставки «Terra Удмуртия».

Звуковые перформансы: удмуртские неологизмы в современном искусстве
фото автора

Юрий Лобанов рассказал о том, как придумывались названия для этнофутуристических фестивалей и симпозиумов. С 1998 года художники провели 11 фестивалей, 10 зимних и пять летних симпозиумов, и у каждого из них было оригинальное название, состоящее из редких удмуртских, звукоподражательных или по-особому звучащих слов и словосочетаний:
– Когда говоришь удмуртам, что у нас симпозиум называется «Кынар кабон», они говорят: «Да? А что это? Мы не понимаем!» А это удмуртские слова «кынар» и «кабон». Потом, когда они внимательно прислушиваются, им сразу все становится понятно. Им просто необычны эти названия. «Кынар кабон» – это ловля силы, очень быстрое, молниеносное действие. Можно еще сказать «ӟигар кабон».
Другое интересное название симпозиума в 2013 году – «Одо Маран» мы перевели это как «спасительный удмуртский напев». Удмурты сразу запротестовали, что это не по-удмуртски, что они не понимают значения этого выражения. «Одо» – это «уд», «удмурт», «маран» – это часть выражения «кырӟан маран», «веран маран». «Кырӟан» – песня, «маран» – это усиление этого действия. И звучит это так красиво, необычно и при этом перекликается с марийскими, мордовскими словами.
– В деревнях не понимают такие слова, как «перформанс», «хэппенинг», поэтому мы переводим эти слова на удмуртский, – рассказывает Жон-Жон Сандыр. – Например, хэппенинг – это «калыкен дауртон-вырон», и все становится понятней.
Названия «Одо Маран» и «Кынар кабон» не спутаешь ни с чем, и запоминаются они легко. Каждое название с совершенно разной энергетикой, говорит Лобанов. Например, этнофутуристический фестиваль «Камва» из года в год остается «Камвой». Кстати, знаменитая «Камва» появилась после удмуртского фестиваля «Пельнянь», намекает на силу слова Кучыран Юри.

Vk.com

Истоки языковых игр
Языковые эксперименты удмуртской интеллигенции начались еще в начале 90-х. Молодежный журнал «Инвожо» стал одной из площадок экспериментов. Авторы постоянно искали и тут же использовали новые слова. Так, фотографию перевели как «туспуктэм», и именно эта форма прижилась, а были еще варианты «тусуськытэм», «тусшуккем». Тогда же были переведены такие слова, как композиция – «пушсузьет», образ – «кылсуред», и множество других.
– У нас в «Инвожо» это все началось с того, что этнограф Владимир Владыкин взял и назвал себя Омель Лади, – вспоминает Лобанов. – Как его ругали! Как его критиковали! Но, когда он так себя назвал, нам стало легче играть словами. Я взял себе имя Кучыран Юри, а детский поэт Владимир Котков стал Сэдык Вови. Сэдык – это название птицы, название его рода. Комиш Йорги – это Егор Егорович Загребин. То есть его сын, депутат Госдумы РФ Алексей Загребин, сейчас Корныж Олеш. Светлана Кибардина как-то спросила: «Почему «Надежда Уткина – Гозы Нади» не звучит, а «Кучыран Юри» звучит?» А это потому, что она свое имя не активизировала, а я активизировал. Анатолий Степанов – Сэрег Петырпи, потому что они в деревне жили в углу (угол – сэрег). Прекрасно звучит! Когда активизируешь свое имя, ты меняешься. Вот после этого у меня проснулась любовь к своим корням. Я по второму разу начал влюбляться во все удмуртское. Удмурты такие приятные, такие хорошие, ну почему же они не уважают себя? Не любят себя? Творчество названий – это толчок.

Финно-угорские корни
«Калмез» – очень необычное название. Калмез – это человек-рыба, рыба-человек. И во всех финно-угорских языках это слово очень близкое. Именно в этом слове сохранилась древняя форма названия рыбы – kala. Или фантастичное название симпозиума «Кемикамхемхе» – это все названия реки Камы на финно-угорских языках. В одном слове заключена такая энергия!
Вот у нас завершающий фестиваль назывался «Куара-ланга». Это название фестиваля и мегапроекта. Куара-ланга – это эхо. Тоже очень необычное название. В этом слове есть «куара» – это «голос» – и «ланга» – это очень древнее слово, каким-то образом это слово есть и в английском языке в форме long – значит «длинный, долгий». Куара-ланга – это голос, который звучит, длится очень долго. Можно было назвать просто «Ланга», но мы выбрали сочетание «Куара-ланга».
Названиями своих фестивалей мы активизировали процесс словообразования, создания новых терминов. Но мы не лингвисты, мы на все это по-другому смотрим и в этом плане себя обезопасиваем. Потому что мы художники, у нас работа со словом строится по-другому. Мы не пишем диссертацию на эту тему – у нас это словесная импровизация, словесная перформансмэйкерная импровизация.

Ижкар. Хроника событий





Партнеры