«Современный театр – тот, в котором Пушкин, и Островский, и король Лир расскажут про меня»

01.11.2017 в 09:52, просмотров: 2037

Катя Гузема, студентка 3-го курса факультета журналистики УдГУ, стала участницей республиканского конкурса «Студент года – 2017». В разных направлениях, в том числе и творческом, ребята представляли свои таланты и увлечения. Молодого автора пьес сложно было не заметить. Тем более ученицу Николая Коляды.

«Современный театр – тот, в котором Пушкин, и Островский, и король Лир расскажут про меня»

– Откуда пришла любовь к драматургии?
– Из молодежного ижевского театра Les Partisans. До того как я в него попала, театр казался соединением буфета и классики на сцене. А они показали, что есть совсем другой театр – современный – и другие драматурги. Я была в 11-м классе, когда мы, «партизаны», поехали на фестиваль «Коляда-Plays» в Екатеринбурге со спектаклем по пьесе Валерия Шергина «Колбаса/Фрагменты». И, конечно, пошли в театр Коляды. Это маленькая избушка в центре города, набитая вещами деревенского быта, как он любит. Я была изумлена: «Это театр?!» Громкой толпой заходим купить билеты, вдруг выходит мужчина: «Что вы кричите? У меня спектакль идет!» Я подумала: «Какой красивый человек!» Это был Коляда. Такого театра мы прежде не видели – там хочется плакать и смеяться, не стесняясь своих эмоций.
А потом мы пошли к Коляде на открытый семинар: обсуждали пьесу, и он нам тоже дал слово. Там мы познакомились с известными драматургами. Мне это так понравилось, меня затянуло, и я стала писать сама. Хотя толчок был раньше. Когда Les Partisans только затевал Центр современной драматургии и режиссуры (ЦСДР) при филармонии, наш режиссер Павел Зорин предложил нам делиться своими идеями. Амбициозно я решила написать пьесу. Получилась монопьеса (тогда я наивно думала, что все легко, а это требует огромного мастерства) – монолог мужчины. Он считал, что миром правит статистика, и все мы – часть какого-то процента. И пытался этого избежать. Эту пьесу мы прочитали в Les Partisans, и я послала ее Коляде на его ежегодный фестиваль современной драматургии «Евразия». Он взял в лонг-лист (это меня воодушевило) и потом на семинаре в Екатеринбурге вспомнил мою фамилию. Коляда умеет вдохновлять и, кажется, способен из всех вырастить драматургов.


– Как возникает тема пьесы?
– Всегда по-разному. Иногда бывает, что придумывается шутка, маленький смешной диалог, и ты думаешь: а кто это мог говорить и почему? Из этого вырастает сюжет. Или Коляда дает задание: написать пьесу, где действие происходит, например, в шиномонтажке. Мы придумываем страницу общего текста, а потом каждый пишет свою пьесу. Так две пьесы у меня написаны по заданию. Первая – по той же шиномонтажке. Я про нее ничего не знаю, и пьеса «Лапсердак» совсем не об этом, но две сцены все-таки происходят там. Ее поставили в Центре современной драматургии в Екатеринбурге. Вторая пьеса оттолкнулась от рассказа Коляды о девушке, безумно влюбленной в Ди Каприо. Она выучила английский и уехала в Америку. Ди Каприо она, конечно, не встретила, но вышла замуж и там осталась. У меня получилась история про учительницу английского, которая мечтает об Америке, но туда не едет. «Голливуд в соседней комнате» был напечатан в журнале «Современная драматургия» и поставил его театр из Уфы. Они привозили этот спектакль на «Коляда-Plays» и поставили хорошо. Впрочем, я не отношусь к пристрастным авторам и считаю: написал – и отпусти.
– Почему не уезжаешь в Екатеринбург: там и факультет журналистики и Коляда…
– Можно так сделать. Но в Екатеринбурге и так все хорошо с культурой. Она самобытна благодаря Коляде, ряду режиссеров и музыкантов. И так случилось потому, что люди оттуда не уехали, как не уехал Коляда, отказавшись от лестных предложений. В Ижевске с этим похуже, и я чувствую, что наш ЦСД может стать неким филиалом Центра Коляды и создавать свою самобытную культуру, способную стать интересной людям других регионов и стран.
– Чем живет ваш (точнее, наш) Центр современной драматургии?
– По выходным мы показываем спектакли, проводим читки и лекции. К нам ходят разные люди, в том числе и среднего возраста. Есть очень преданные зрители – они потом приводят своих друзей. Зал, конечно, маленький, мы помещаемся с трудом, но все равно благодарны, что Алексей Фомин, директор филармонии, дает его уже шестой год подряд. Но развитию отсутствие своего здания, безусловно, мешает.
Павел Зорин курирует школу удмуртской драматургии, которую ведет Валерий Шергин. Уже начались занятия для пятого набора. Школа существует на энтузиазме: она бесплатная, театр оплачивает Шергину лишь проезд. Он родом из Удмуртии и заинтересован, чтобы здесь что-то происходило.
Это очень хороший путь – посредством кружков и каких-то школ приводить людей в театр. Есть детская студия «Партизанчики», где наши ребята занимаются с детьми. Старшие, 14-летние, потом приходят к нам как зрители и приводят своих родителей. Так создается какое-то поле, которое притягивает к театру.


– Родители понимают твое увлечение?
– Сначала не очень: все-таки я пришла в Les Partisans в 11-м классе, а там: «ЕГЭ! Какие театры?!.» Теперь мама ценит мое занятие. Но в целом театр родителям не нужен – в него меня, скорее, привели в школе, обычной городской, № 68. Наша классная руководительница звала нас в театр, но не из-под палки, а с уверенностью: ходить туда – круто! В театре сидеть было все же скучно, но как-то она привила этот интерес.
– Театр для твоего поколения не устарел?
– Театр – вечное искусство, которое многое в себе содержит. В первую очередь литературу – хорошую, как правило. И современные драматурги предлагают интересные пьесы. Как актриса я играю в спектаклях Les Partisans по пьесе Шергина и по стихам ижевских поэтов. Современный театр – тот, в котором я, человек 21-го века, увижу про себя. Это может быть и Пушкин, и Островский, и король Лир, но они расскажут про меня. Всех всегда волнует любовь, одиночество, смерть…
– Какие твои любимые драматурги и театры?
– Интересен Мартин Макдонах, ирландский драматург, Дмитрий Богославский, современный белорусский драматург, Ирина Васьковская, ученица Коляды (многие, кого могу назвать, ученики Коляды). 
Из театров – Les Partisans, конечно, Коляда-театр и «Парафраз» из Глазова. Они говорят о современности, это очень живые театры. 
– Драматургия может стать смыслом твоей жизни?
– Уже стала, как и актерство и вообще театр. И есть мечта – чтобы мои пьесы ставили в разных театрах. 
Наша справка:

Пьесы Кати Гуземы выходили в финал и побеждали в главных драматургических конкурсах страны: «Любимовка», «Евразия», «Ремарка», «Филатов фест» и др. По этим пьесам поставлены спектакли: «Вся правда о моем отце» – в Екатеринбурге, Москве, Снежинске, «Лапсердак» – в «Коляда-театре» (Екатеринбург); вертикальная драма «Лифт» – в Театре драмы Екатеринбурга; «Голливуд в соседней комнате» – в театре «De Bufo» (Уфа).

 




Партнеры