В 2018 году Удмуртия будет не жить, а выживать

7 ноября 2017 в 12:59, просмотров: 1974

Необходимые процедуры
Судя по словам Александра Бречалова, у прежнего руководства Удмуртии была возможность не доводить до греха и не нарушать договоренностей с Федерацией по размеру госдолга. Но, столкнувшись с вполне решаемыми за счет сокращения неэффективных расходов проблемами, правительство Соловьева – Савельева в очередной раз залезло в коммерческие кредиты.
«Это безответственно, это верх непрофессионализма. Можно сколько угодно говорить, что требования в соответствии с указами президента по выплате зарплаты очень высокие, и так далее, и так далее… Все это разговоры для бедных», – заявил глава республики депутатам, значительная часть которых и голосовала за действующий бюджет.
Эту шпильку народные избранники пропустили мимо ушей, и, как ни в чем не бывало, дружно, не особенно вникая, проголосовали за порцию вынужденных поправок в бюджет-2017.
Был сокращен размер госдолга на 2,529 млрд рублей (с 52,369 млрд до 49,084 млрд) – по условиям соглашения с федеральным центром Удмуртия не может иметь госдолг больше 95% от всех налоговых и неналоговых доходов, при этом объем коммерческих заимствований не должен быть больше 60%.
Расходную часть бюджета увеличили на 1,8 млрд руб. Это связано, с одной стороны, с выполнением майских указов Владимира Путина и увеличением с 1 июля минимального размера оплаты труда (МРОТ), с другой – с выполнением прочих обязательств: республика создает резерв для уплаты налога на имущество государственных и муниципальных учреждений, направляет в виде дотаций 200 млн рублей муниципалитетам, дает 18 млн рублей на работу МФЦ, переходящих с муниципального на региональный уровень, и т.д.
Деньги эти взялись не из воздуха. На 1,215 млрд рублей были сокращены бюджетные ассигнования министерствам и ведомствам, 996 млн рублей сэкономили на обслуживании госдолга, заместив коммерческие кредиты бюджетными.

В десятке
Экстренно прооперированный бюджет-2017 имеет все шансы дожить свой короткий век. Куда сложнее делать прогнозы в отношении бюджета 2018 года: оперируй его – не оперируй, кардинально лучше ему без масштабных финансовых инъекций вряд ли станет. А взяться им неоткуда. Глава Удмуртии внешне сохраняет оптимизм, рассказывая про «замечательное время», в котором республике предстоит жить, выйдя из зоны комфорта, но все же чувствуется – это игра на публику. «Время, когда все возникающие проблемы и вызовы мы решали за счет коммерческих кредитов, закончилось в этом году. Это хорошо, что у нас нет возможности таких заимствований, какие мы делали в 2014, 2015 и 2016 годах. Потому что назвать это ответственной политикой управления, политикой для людей нельзя», – заявил он.
Чуть позже глава обрисовал для удмуртского партхозактива безрадостную перспективу: «Если мы с вами пройдем 2018 год вместе – я обращаюсь и к бизнесу, и отдельно к депутатам Государственного Совета, главам муниципальных районов и городских округов, значит, мы станем сильнее, станем эффективнее, мы научимся жить по средствам, не надеясь на авось, не закрывая сиюсекундные истории кредитами. Мы научимся, самое главное, быть эффективными. Надеюсь, что в 19-й год будем входить с бюджетом развития».
Отсутствие разъяснений, что делать адресатам обращения – депутатам, бизнесу, главам городов и районов и проч., указывало на общий смысл этого послания: денег вы будете получать, сколько дадут, больше не просите.
Впрочем, и само новое руководство республики находится в аналогичной ситуации. Оно транслирует в регионе позицию федерального правительства по отношению к губернаторам: вас назначили – вот и вертитесь. И они вертятся. Вслед за Александром Бречаловым, попросившим у Вячеслава Володина помощи из федерального бюджета, в Москву потянулись и его коллеги. Из Карелии запросили почти 100 млн рублей, которых не хватает на выполнение майских указов, а Хакасия скромно попросила 28 с небольшим миллиардов в связи с «катастрофической ситуацией» в регионе.
Три попросивших финансовой помощи региона – в десятке регионов с самым большим долгом по отношению к доходам бюджета: Хакасия – на втором месте, Карелия – на пятом, Удмуртия – на десятом. Если дела так пойдут и дальше, появление в Белом доме представителей регионов из второй десятки произойдет еще до Нового года.

Режем все!
Удмуртия и в долг-то жила, мягко говоря, не богато, а в 2018 году и вовсе окажется за условной чертой бедности, хотя и с профицитным бюджетом. Доходы запланированы в размере 59,651 млрд рублей, расходы – 58,445 млрд рублей. Профицит в размере 1,206 млрд в правительстве называют техническим: поскольку планируется трехпроцентное падение налоговых и неналоговых доходов (1,2 млрд рублей), на эту же сумму должен быть сокращен госдолг. «Мы находимся в федеральной программе по замене коммерческих кредитов бюджетными, поэтому наш долг не должен превышать 95 процентов от собственных доходов. Падают доходы – падает госдолг», – заявил и. о. министра финансов Удмуртии Станислав Евдокимов.
69% расходов бюджета пойдет на выполнение социальных обязательств, в том числе майских указов – священной коровы, задерживать питание которой политически чрезвычайно опасно. Не касаясь майских, правительство, тем не менее, предлагает сократить социальные расходы с 17,151 млрд до 16,764 млрд рублей, но это не самое масштабное сокращение. Статью «Национальная экономика» предлагается обрезать с 12,147 млрд до 7,369 млрд рублей, а расходы на ЖКХ – с 1,401 млрд до 527 млрд рублей. Пострадают и такие направления, как охрана окружающей среды, здравоохранение, физкультура и спорт, средства массовой информации и т.д.
Напротив, планируется увеличить ассигнования на образование, культуру, кинематографию и «национальную оборону», но увеличения эти совершенно незначительны и особой роли, конечно, не сыграют. По словам Станислава Евдокимова, в общей сложности Удмуртия будет располагать 53,526 млрд рублей, гарантированно будут профинансированы зарплаты, социальные выплаты, повышение МРОТ, расходы дорожного фонда, поддержку агропромышленного комплекса и обслуживание госдолга. «Но в ходе рассмотрения проекта бюджета было принято решение часть зарплаты и расходов на обслуживание госдолга направить на закрытие особых социально важных вопросов для нашего бюджета. Поэтому у нас с вами на декабрь (2017 года. – Прим. ред.) – ноябрь-2018 по зарплате может быть дефицит. Мы это понимаем, изыскание средств является нашей основной задачей», – сообщил министр финансов Станислав Евдокимов.

Сбудутся ли прогнозы?
Единственная надежда – на то, что финансовая ситуация в республике как-то поправится за счет дополнительных федеральных вливаний. Заложенные в проекте бюджета 10,152 млрд рублей дотаций – цифра, по всей видимости, не окончательная, на это намекнул премьер Ярослав Семенов. Но рассчитывать на то, что они кардинально изменят ситуацию, не приходится. Да и прогнозы по налоговым доходам еще могут измениться: трехпроцентное падение, спрогнозированное авторами бюджета, может превратиться и в более масштабное, и тогда правительству придется еще сложнее.
Предпосылки к этому есть. На требования правительства не просить денег власти Ижевска ответили цифрами. Как выяснилось, бюджет столицы на первую декаду октября был исполнен по доходам всего на 61%. Сбор налога на имущество физических и юрлиц составил 22 млн против запланированных на конец года 173 млн рублей (при том, что в прошлом году удалось собрать только 133 млн рублей). Из 72 млн рублей земельного налога с физлиц собрано только 10 млн (в 2016 году к ноябрю собрали 62 млн рублей). И вряд ли кто-то сегодня может с уверенностью сказать, что аналогичным образом не будет обстоять ситуация со сбором налогов в региональный бюджет, которому, может он или не может, придется помогать столичному бюджету. Самостоятельно восполнить недостающие деньги и отдать долги власти Ижевска, очевидно, не в состоянии.
Столичные власти (да и муниципальные вообще) стали заложниками политики власти региональной. А те, в свою очередь, точно такие же заложники федерального центра. Круговая порука не только мажет, как копоть, но и усиливает коллективную ответственность: если хотя бы одно звено не выдержит, обрушится вся цепочка.
«Падают доходы – падает госдолг» – в этой фразе министра финансов Станислава Евдокимова вся суть происходящего с финансами республики прямо сейчас. Если падение по доходам будет сильнее спрогнозированного в бюджете-2018, руководству республики все-таки придется напрямую просить помощь у федерального центра. Получит ли ее Удмуртия, будет зависеть от того, сколько еще регионов будет стоять в очереди с просьбой «войти в положение».





Партнеры