Бей своих: подростки готовы подражать вполне реальным злодеям

Если раньше сознание школьников затуманивали компьютерные игры, то сейчас подростки готовы подражать вполне реальным злодеям

15.02.2018 в 13:34, просмотров: 1848

Недавние события, произошедшие в школах городов Перми и Улан-Удэ, где ополоумевшие юноши с холодным оружием напали на школьников, вызвали тотальный всплеск общественного мнения. Кто виноват и что делать? Только ленивый не высказался по этому поводу. Хорошо еще, что обошлось без жертв. Наверное, потому что нападавшие (и слава богу) не обладали навыками убийц. Они действовали по наитию, импульсивно.
И все же давайте разберемся, давайте проанализируем мотивацию и причины этих страшных событий. Хотя бы для того, чтобы такого не случилось у нас…

Бей своих: подростки готовы подражать вполне реальным злодеям

Маленькие трагедии большой республики
Ахиллесова пята нашей Удмуртии – это большое количество суицидов. Не знаю реальную (подчеркиваю – реальную!) статистику этих фактов, но еще в благостные и спокойные советские времена Удмуртия была в десятке, а то и в пятерке лидеров по количеству самоубийств. В том числе и детских.
Причем, как правило, такие суициды происходили вне территории школы, когда ребенок оставался наедине с самим собой и своими проблемами. Правда, бывали и исключения.
В начале 2000-х в районе городка Металлургов в городе Ижевске двое молодых влюбленных гуляли по крышам. Неизвестно отчего вдруг у мальчика и девочки возникло желание прыгнуть с крыши вниз. Причем вместе, взявшись за руки. Дело было зимой, имели место высокие сугробы, и получилось так, что мальчик погиб, а девочке повезло – осталась жива, хотя и сильно травмировалась.
Эта трагическая история шепотом обсуждалась среди городских школьников и получила офигенный романтический ореол. Но не знали учащиеся маленькой, но существенной детали: в крови погибшего мальчика было обнаружено наличие наркотика. Получается, что роковой прыжок с крыши имел совершенно банальную и совсем не романтическую подоплеку, а то и вовсе пошлую. То же самое можно сказать и о множестве других случаев демонстрационных суицидов. Но не о них речь.
Что же касается проявления насилия в образовательных учреждениях (особенно массовых), то, слава богу, нас это пока миновало. Если, конечно, не считать прогремевшего на всю страну кипежа в школе-интернате, организованного славным парнем Артуром Р. Ему не требовалось нелегально проносить ножи и топоры на территорию учебного заведения. Артур попросту там жил и вышеназванные предметы мог заполучить прямо на месте. Но предпочел воспользоваться штатным лезвием одноразовой бритвы. 
И, опять же, повезло. Без трупов обошлось. И это радует. Хотя бы потому, что Артур Р. не зависал в интернете и знать не знал об эффекте «Колумбайна».

Справка
Что такое «Колумбайн»? Школа в США (штат) Колорадо, в которой в апреле 1999 года произошло массовое убийство. Двое учеников старших классов этой школы – Эрик Харрис и Дилан Клиболд меньше чем за час убили там 13 человек и ранили еще 24. Затем Эрик и Дилан покончили с собой.
После стрельбы в «Колумбайне» в обществе стали говорить о контроле за оборотом оружия, об уровне насилия на телевидении и в компьютерных играх, о современной массовой культуре и неформальных субкультурах, о музыкальных группах, о роли семьи и школы в контроле за детьми.
После «Колумбайна» изменилось и законодательство?о школьной безопасности и обороте оружия. Стрельба в «Колумбайн» стала прообразом других похожих событий. И каждое из них сравнивали со стрельбой в колорадской школе. Многие из тех, кто организовывал подобные массовые убийства в школах, старались походить на Харриса и Клиболда, подражая им.
Насилие в школах было всегда. Старшие шпыняли и обижали младших, сильные – слабых. В любом коллективе есть те, кто подчиняет, и те, кто подчиняется. Так уж повелось во всем мире и ничего с этим не поделать. Таковы правила игры.

«Вышел ежик из тумана…»
Эта всем известная детская считалка, несмотря на кажущуюся наивность и простоту, в наши дни, особенно после трагических событий в школах Перми и Улан-Удэ, приобретает какой-то мрачноватый смысл.
Современные школьники уже не знают эту считалку и не играют в старые добрые дворовые командные игры. Они отягощены компьютером и Интернетом, где совершенно другие «герои» для подражания. Те самые американские школьники-убийцы либо персонажи многочисленных компьютерных игр, жизнь которых после битвы можно легко восстановить простым нажатием кнопки клавиатуры.
Затуманенное компьютером сознание юношей путает и смешивает мир реальный и виртуальный, стараясь повторить похождения выдуманных героев игр. И ладно бы только выдуманных – страшнее всего то, что подростки стремятся подражать вполне реальным злодеям, прославившимся совсем уж полным и кровавым беспределом.
В адекватности и психическом состоянии пермских и бурятских юношей, совершивших дерзкое вооруженное нападение, разберутся специалисты. И, тем не менее, ежу (даже тому, что вышел из тумана) вполне понятно, что неслучайно злодеи совершили преступление именно на территории своей школы. Умышленно и продуманно.
Они почему-то не стали набрасываться на случайных прохожих, не стали захватывать троллейбус или трамвай, не пытались прорваться в иное детское учреждение. Стало быть, имела место личная неприязнь. Какой-то конфликт был, связанный именно с этой школой, с этим местом.
Характерна еще одна деталь: нападавшие якобы пытались покончить с собою после всего сделанного ими. Если это действительно так, то волей-неволей напрашивается сходство с той самой «Колумбайн». Бей своих, чтоб чужие боялись!
Если это так, то это настораживает. Ибо нет никаких гарантий, что подобное не может повториться, поскольку неуравновешенных юношей и девушек становится все больше.
Настораживает вот еще что. Все федеральные СМИ остервенело бросились мусолить эти события, выдвигая свои версии и смакуя детали. Оно и понятно: шила в мешке не утаишь, и замолчать подобное ЧП невозможно. Однако следует заметить, что публикации подобного рода могут послужить своеобразным «детонатором активности» для психически неустойчивых подростков.
Несколько успокаивает то обстоятельство, что школьники газет не читают и новостями не интересуются. Зато они прекрасно осведомлены о «колумбайновщине» и прочей аналогичной «махновщине». В Интернете полным-полно роликов, где зарвавшиеся подростки издеваются над учителями, жестоко избивают одноклассников, употребляют спиртное и наркотики, жестоко убивают животных и т.д., и т.п. И, что характерно, злыдни знают, что, кроме общественного порицания, причем порицания взрослых, а отнюдь не сверстников, им более ничего не грозит – несовершеннолетние же. И наш гуманный Уголовный кодекс развернется в полную силу только тогда, когда ими будет совершено особо тяжкое преступление. А за все прочие прегрешения максимум, что им грозит, – условный срок наказания. Греши не хочу!
Тот же самый, не к ночи будь помянут, Артур Р., заставивший десяток малолеток вскрыть себе вены, получил всего лишь 1 год и 1 месяц лишения свободы. С учетом времени пребывания его в психиатрическом учреждении и СИЗО осужденный Артур Р. из-под стражи освобожден. И это несмотря на то, что следствию удалось доказать аж 49 эпизодов его преступной деятельности!
Так что ежик из тумана может выходить смело и ножик так же смело доставать и демонстрировать. И бить своих. Только не до смерти…

Кто виноват и что делать?
Начнем по порядку и без истерик.
На первый вопрос ответ уже давным-давно готов: ну, разумеется, «стрелочник», а именно охранник и его руководство. Теперь все ЧОПы (ныне ЧОО), даже те, которые не несут охрану в школах, будут вздрючены по полной.
Оно, конечно, понятно. «Косяк» охраны очевиден. Но попробуй отфильтровать злодея с незаконной «железкой» с утра, когда в школу к первому звонку ломятся десятки, сотни учащихся. И у каждого – полный рюкзак всяческих гаджетов и тому подобного барахла. Это ж столпотворение начнется.
А один высокопоставленный чиновник, не моргнув глазом, так и сказал: «А давайте металлодетекторы (рамки, как в аэропортах) поставим». За чей, простите счет? За счет нас с вами – родителей, естественно. Ладно. Безопасность превыше всего. Но, как уже сказано выше, будет офигенная очередь из учеников. Причем дважды в день. Это если в две смены. А есть школы, где и в три…
Вообще, тема охранника в школе весьма трепетная и неоднозначная. Их, видимо, учат реагировать на неадекватных посетителей. Что является, по мнению охранника, неадекватным, трудно сказать, но я уверен, что многим из читателей приходилось (а теперь уж точно придется) доказывать свою адекватность многократно и судорожно. Это тоже долгая и грустная тема. Как на всякого мудреца довольно простоты, так и на всякого охранника довольно глупости.
Теперь перейдем ко второй части классического вопроса: что делать?
Главное – это не делать резких движений. Как при входе в школу.
Во-первых: рассмотреть на законодательном уровне ужесточение наказания для несовершеннолетних (и иных граждан) за преступления и иные противоправные деяния, совершенные на территории учебных (дошкольных и ясельных) заведений. Это совсем не противоречит нормам международного и иного права.
Во-вторых: проводить мониторинг учащихся так называемых групп риска СКРЫТНО, соблюдая полную конфиденциальность, за разглашение которой должно следовать жесткое наказание. Ведь именно те самые школьники, что входят в вышеназванную группу, узнают, что их изучают, очень быстро. Именно это знание и подталкивает их к тому, чтобы считать себя изгоями. А изгой всегда опасен. Тут надобно работать специалистам, которые никакого отношения к школе не имеют. Ибо бывает так, что в группу риска могут записать даже будущего Эйнштейна. А Сальвадор Дали, так тот в этом списке был бы самый первый! Такую трепетную и тонкую работу – формировать список учеников, входящих в группу риска, никак нельзя поручать штатным школьным психологам. У них глаз замылился.
В-третьих: с учетом того, что подобные случаи будут повторяться (а это как пить дать), необходимо регулярно проводить со школьниками учебные занятия по правилам поведения в подобных ситуациях.
В-четвертых: поскольку невозможно минимизировать информацию, поступающую от СМИ (именно СМИ отчасти и подвигают неуравновешенных к неадекватным действиям), то использовать оные в качестве дезинформационных источников (в случае оперативной необходимости), а также для сбора дополнительной информации.
Есть еще и «в-пятых», и «в-шестых», но о них лучше не распространяться в открытой печати.
И, наконец, последнее. Прибавьте зарплату учителям…




Партнеры