В сети появился документ в поддержку сохранения языков с массовым обращением к Президенту РФ

13.03.2018 в 15:14, просмотров: 2240

Документ опубликован в группе «За языки РФ» в социальной сети «Вконтакте».
Обращение в адрес президента России с требованием гарантировать преподавание национальных государственных языков подписано 3917 заявителями. 

В сети появился документ в поддержку сохранения языков с массовым обращением к Президенту РФ

«Министерство (Министерство образования и науки РФ. – Прим. ред.) проигнорировало основный наш призыв – сохранить всеобщее обучение государственным языкам республик РФ в школьном образовании этих республик» – говорится в заявлении инициативной группы.
Вскоре на обращение поступил ответ из Министерства образования и науки РФ, в котором ведомство настойчиво переводит разговор в плоскость изучения родных языков.

Хроники
Начатые во исполнение Перечня поручений от 28 августа 2017 г. № Пр – 1710 проверки прокуратур привели к тому, что уроки по нерусским государственным языкам республик по инициативе руководства многих школ или под давлением местных образовательных ведомств были выведены из обязательной части учебного плана. Такие действия, организованные на самом высоком уровне, ведут к формированию в общественном сознании неравноценного отношения к данным нерусским языкам, отводя им второстепенное значение.
По мнению Айрата Файзрахманова, кандидата исторических наук, заместителя председателя Всемирного форума татарской молодежи, федеральный центр не только грубо вмешался в сферу компетенций субъектов Федерации, но и понизил статус государственных языков республик до уровня дополнительного и добровольного приложения.

Родной язык вместо государственного
Преподавания государственных языков республик Российской Федерации в рамках факультатива недостаточно для сохранения их статуса и обеспечения их устойчивого воспроизводства, считают авторы обращения. Однако этот тезис чиновники оставляют без внимания. Примечательно, что понятие «государственный язык республик РФ» вообще не фигурирует в их ответе, вместо этого используется относительно новый термин «родной язык», который стал фактически инструментом атаки на национальные языки в последние годы. Согласно ответу министерства в России существует система обучения родным языкам, и именно ею надо пользоваться для обучения нерусским языкам. Озвученные заявителями аргументы, поясненные также в обращениях татарской, коми, осетинской общественности, оставлены без внимания.
Ответ министерства, по сути, подтверждает ведущуюся работу по выведению языков народов РФ из публичной плоскости, оставляя им только приватную сферу.
Все доводы защитников языков республик России, что разделение языков на первостепенные (изучаемые в обязательном порядке в школе = русский) и второстепенные (изучаемые факультативно, если останутся силы) окажет деструктивное воздействие на общественную сферу, также остались неуслышанными. Минобрнауки проявило нечувствительность и к доводам о преимуществах массового двуязычия и пользе билингвизма для развития когнитивных, коммуникативных и эмоциональных компетенций детей.

Мнения


Ответ министерства прокомментировали общественные деятели, политологи, активисты.
– Отсутствие системного всеобщего преподавания удмуртского языка в школах Удмуртской Республики в настоящий момент – самый мощный негативный фактор, подрывающий воспроизводство и уменьшающий жизнеспособность удмуртского языка, – отмечает удмуртский активист Артем Малых. – Отсутствие преподавания удмуртского языка – это зримое свидетельство того, что государственный статус удмуртского языка в Удмуртской Республике реализован не полностью. В 2014 году была законодательная инициатива «Удмурт кенеш», поддержанная удмуртской общественностью, по внесению поправок в республиканский закон об образовании для внедрения всеобщего преподавания удмуртского языка как государственного в Удмуртии. К сожалению, поправка не была принята. С того момента не было принято никаких иных системных мер, работающих в пользу сохранения и воспроизводства удмуртского языка.
Мы считали правильной и справедливой практику, которая существовала до осени 2017 года в соседних республиках, когда все школьники изучали все государственные языки своих регионов как равноценные по значимости в жизни общества и его наследии. Требование перейти от всеобщего изучения государственных языков к факультативному изучению, содержащееся в поручениях президента и результатах проверок прокуратуры, лишает нас институциональной возможности обеспечить преподавание удмуртского языка в школах республики и гарантировать наличие удмуртского языка хотя бы в сфере образования.

из личного архива Тамерлана Камболова

Доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой ЮНЕСКО по поликультурному и полилингвальному образованию Северо-Осетинского государственного педагогического института Тамерлан Камболов также прокомментировал ситуацию: документ является классическим образцом канцелярской отписки и отличается сугубо формальным подходом к сути затрагиваемого вопроса. Перечисление на трех страницах федеральных законодательных и нормативных актов в области языковой политики совершенно излишне, поскольку ответ, по сути, содержится в нескольких строках, которые только и можно рассматривать как содержательные.
Речь идет о следующем пассаже: «В соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами… предметная область «Родной язык и родная литература» является обязательной для изучения. При этом добровольность заключается не в отказе от изучения родного языка, а в возможности его выбора…» Откуда появляется принцип добровольности во второй фразе и каким образом он связан с первой, так и остается непонятным. При этом нет ни одной ссылки ни на один из перечисленных ранее правовых актов, где эта норма была бы заложена. Впрочем, это легко объяснимо: нет там такой нормы. Тогда авторы письма пытаются найти другое основание и указывают на то, что «…при принятии локальных нормативных актов, затрагивающих права обучающихся и работников образовательной организации, учитывается мнение советов обучающихся советов родителей, представительных органов обучающихся, а также представительных органов работников…» В частности, «с целью обеспечения реализации в полном объеме образовательных программ с учетом интересов и потребностей обучающихся, в том числе в части выбора языка, языков образования, локальный нормативный акт, определяющий язык и языки образования, согласовывается с коллегиальным органом управления образовательной организацией». Все правильно, педсовет школы принимает ее устав, в котором определяется язык (языки) ОБУЧЕНИЯ и ВОСПИТАНИЯ. Но не ИЗУЧАЕМЫЕ языки. При этом авторы письма понимают, что идет подмена понятий, и используют нейтральный термин «язык образования», который можно трактовать двояко: и как язык обучения, и как изучаемый язык. Расчет на неграмотных в юридическом отношении читателей. Однако нам-то прекрасно известно, что законодательство предоставляет родителям право выбора именно языка ОБУЧЕНИЯ. а не образования!


По мнению администрации татарской родительской группы «Татар ата-аналары» в соцсети «Вконтакте», «заявленное в ответе на обращение право на «сохранение родного языка» – фикция. Это право негарантированное, поскольку предоставляется, исходя из «возможностей учебного заведения». Нет соответствующего преподавателя, учебников – преподавание невозможно. Учебников (прошедших экспертизу) не хватает даже в Татарстане, не говоря уже о других республиках ПФО. Учебников, преподающих татарский язык как родной, вовсе нет. При этом просто трех уроков родного языка и литературы недостаточно. В рамках учебного процесса в школе необходимо сравнять количество русского и родного языков. Должна быть возможность сдавать любые обязательные экзамены на родном языке (после 4-го класса, после 9-го, ЕГЭ). Без соблюдения этих условий право на сохранение родного языка нереализуемо. Государство, предоставляя это право, должно гарантировать создание условий для его реализации».
В целом складывается впечатление, что Министерство образования и науки РФ и само не радо, что оказалось в положении между молотом и наковальней, будучи вынужденным, с одной стороны, выполнять указания руководителя страны, а с другой – пытаться придать законный характер действиям, не соответствующим российскому законодательству.

Совершившееся устранение всеобщего преподавания госязыков республик РФ из школьного образования было принципиальным идеологическим решением, а не педагогической мерой. Никакой альтернативы этому подходу - кроме полного устранения представления о том, что нерусские языки по праву имеют место в системе образования - не предложено и не планируется. Это выключение нерусских языков из сферы действия государственных институтов открывает дорогу последующим действиям по демонтажу российского федерализма, отмечавшего в 2017 году свой столетний юбилей.




Партнеры