Дайте 2 рубля господдержки: рекордное падение закупочных цен на молоко в Удмуртии

21.03.2018 в 10:38, просмотров: 1206

Мировая закулиса, если таковая вообще существует, напрасно тратит миллионы на подрывную деятельность и выдумывает изощренные пропагандистские ходы. Чтобы устроить проблемы всем – от селян до бесконечно далеких от них властей предержащих – достаточно с кем надо договориться и ввезти в Россию хорошую партию дешевого сухого молока, например, из Беларуси. Последствия будут такими, что расхлебывать, не считаясь с потерями, придется не один год.

Дайте 2 рубля господдержки: рекордное падение закупочных цен на молоко в Удмуртии

Удар по лидерам
В десятке регионов – лидеров по производству молока Удмуртия, в которой до этого о прибыльном сельском хозяйстве даже не слышали, оказалась не благодаря, а вопреки политике федерального центра. Как, впрочем, и некоторые другие регионы, находящиеся в зоне «рискованного земледелия», сделавшие ставку на развитие собственного сельхозпроизводства. Очень рискованную ставку – на кону стояли многомиллионные вливания в «черную дыру», которой считалась сельское хозяйство. Но в итоге соседние Татарстан и Башкортостан лидируют в рейтинге производителей молока, опережая «житницы», а скромная Удмуртия занимает в нем 9-ю строчку, обходя Краснодар и Ставрополье.
Жителям производящих молоко регионов, не часто выезжающим за их пределы, это почти не заметно, но в сравнении с другими они и вправду избалованы местной молочной продукцией – на любой вкус и кошелек. Они имеют возможность выбирать и все чаще отказываются от продукции крупных производителей, отдавая предпочтение небольшим СПК и фермерским хозяйствам – у них «молочка» и свежее, и как будто бы качественнее. Чего не скажешь о столичных жителях, которые рады и продукции крупных региональных холдингов – красиво упакованной, но все-таки серьезно уступающей крестьянско-фермерской.
Это во многом относительное молочное благоденствие оказалось достижением весьма хрупким. С конца 2017 года начали циркулировать упорные слухи о том, что Правительство РФ не против завоза в страну крупных партий сухого молока, в частности из щедрой Беларуси, готовой продавать не только свое молоко, но и то, что активно ввозится в ее пределы откуда попало: от маленьких, но гордых прибалтийских держав до стран Латинской Америки. Рынок среагировал моментально: крупные холдинги моментально смекнули, что на сухом молоке можно хорошо заработать, и закупочные цены на сырое молоко поползли вниз.

…Но вы держитесь!
Падение закупочных цен на молоко в Удмуртии оказалось рекордным. Официальные и неофициальные данные разнятся, но с января по ноябрь 2017 года стоимость килограмма молока снизилась в среднем на 4 рубля – с 26 до 22 с копейками рублей, а по отдельным сортам (все зависит от количества жиров и прочих показателей) и до19 – 18 рублей.
Нечто подобное происходило и в Татарстане, который первым и забил тревогу. УФАС по РТ начало искать виноватых, а республиканский Минсельхоз получил четкое и недвусмысленное задание отрегулировать закупочные цены. Но подобные меры для отрасли, очень чутко реагирующей на любые изменения – как мертвому припарки: регулируй, не регулируй, но если переработчику предложить выбор между дешевым сухим молоком и дорогим по сравнению с ним местным, он выберет первое, никуда от этого не деться.
Чтобы даже не поправить, а хотя бы как-то прояснить ситуацию (в Москве о закупках сухого молока упорно молчали), главы пострадавших регионов обратились к премьер-министру Дмитрию Медведеву с письмом. Мы, дескать, обеспокоены закупками сухого молока в других странах, вы уж разберитесь. Глава российского правительства разобраться пообещал: «Мы все-таки должны развивать свою молочную промышленность. Да, у нас общий рынок с нашими друзьями, партнерами по Евразийскому союзу. Более того, мы не можем его ограничивать в силу подписанного соглашения. Но в конечном счете мы должны думать о наших гражданах», – заявил премьер.
Месяц прошел, как начали думать. Но не то что мер не приняли – даже на письмо не ответили хотя бы дежурными фразами: проблема, мол, имеет место быть, ожидайте решения. Даже этого не сделали и, вероятно, уже не сделают.
 
На разных языках
Региональные власти оказались в самом незавидном положении. Их, по сути, подставили, заставив разбираться с проблемой самостоятельно, и они делают это в меру своего понимания проблемы. А понимают они ее как сугубо экономическую, во всяком случае в Удмуртии. Как показали проходившие совещания «по молоку» с участием главы республики Александра Бречалова, с теми, кто непосредственно работает на земле, он говорит на разных языках.
Поначалу глава и вовсе рассматривал проблему как чью-то предвыборную спекуляцию и призывал не поддаваться на провокации. Бречалов, как показалось, очень нервно отреагировал на открытое письмо председателя одного из крупнейших хозяйств – колхоза «Колос» Владимира Красильникова: «Меня удивляет, когда вроде бы в диалоге, вроде бы все понимаем проблему… Например, ситуация по молоку… Сколько мы совещаний провели с участием депутатов Госсовета, первого вице-премьера Александра Свинина! А уважаемый Владимир Красильников написал статью: ничего не происходит, ерунда, все пропало… Не можете на литр молока надбавить? Ну, если мы такой формат себе выбираем…»
А каким, спрашивается, должен быть формат, если все эти совещания не дают ровным счетом никакого эффекта? Если от ежедневных мантр о проектных офисах, перспективах кластерного развития и публичных мечтаний о завоевании удмуртским товарами европейских прилавков цены на сырое молоко повышаться не хотят, а напротив – падают накануне посевной, когда хозяйствам надо закупать дорожающее день ото дня горючее?
 
Хуже не было
Когда стало понятно, что с Красильниковым согласны почти все производители товарного молока, глава республики все-таки решился на откровенный разговор с руководителями хозяйств. Он обратился к собравшимся с предложением говорить откровенно, ничего не утаивая… и получил, удостоившись нелестного сравнения с предшественниками. Кто-то из руководителей хозяйств заявил, что хуже, чем сейчас, в отрасли за 20 лет еще не было.
Это можно было бы и стерпеть, но руководители хозяйств один за другим приводили такие аргументы, что крыть главе было просто нечем: на фоне падения закупочных цен на молоко дорожают электроэнергия и ГСМ, кредиторская задолженность отдельных хозяйств из-за взятых ранее кредитов выросла до 50%.
«Раньше мы могли спрогнозировать, сколько средств мы получим от государства, сколько – от производства молока, – заявил председатель СПК «Коммунар» Юрий Дягилев. – Раньше мы начинали готовиться к посевной за полгода – закупали удобрения, технику, топливо. Сегодня у меня в хозяйстве не закуплено ни литра топлива, ни килограмма удобрений, средств на это нет, есть лишь долги».
Деньги, которые республика все-таки выделила на поддержку производителей молока, в основном пойдут на оплату кредитов и, если что-то останется, на горючее. На уборку урожая денег точно не останется, а взять их хозяйствам неоткуда. Еще раз занимать, а потом не знать, из каких средств отдавать, если не поднимутся закупочные цены?
 
Крамольная «социалка»
«Был бы бюджет профицитным, закрыли бы этот вопрос прямо сейчас», – посетовал в ответ глава Удмуртии. Но потом сам же себя и опроверг, заявив, что он изучил финансово-экономическую деятельность хозяйств, получающих одинаковую поддержку: «Разница в налоговых отчислениях в бюджет республики между отдельными хозяйствами кратная. И это не север и не юг республики, а хозяйства из одного района. Что мне, как главе, в этой ситуации делать? Так же, как и пять лет назад, раздавать всем сестрам по серьгам? Я сейчас скажу крамольную вещь, – заявил Александр Бречалов. – Субсидии – это чистой воды «социалка», проще просто людям деньги раздавать».
Никакой крамолы в словах главы Удмуртии, конечно же, нет. Субсидии сельским производителям – это действительно «социалка». Падение закупочных цен на молоко, по прогнозам экспертов, убьет процентов 20 мелких хозяйств, что будет иметь катастрофические для села социальные последствия. Сотни и тысячи людей лишатся работы, а там, где еще недавно производили молоко, остановится всякая жизнь, кроме той, что связана с ежедневными походами в пункты приема цветных металлов, а оттуда – за дешевым спиртным.
Этого глава Удмуртии или не понимает, или делает вид, что не понимает. Для него «молочка» – всего лишь одна из отраслей экономики, причем далеко не самая прибыльная для бюджета. Ну, обанкротятся какие-то хозяйства – печально, конечно, но, в общем, ничего страшного, все равно бюджету от их деятельности особой пользы нет. Их пример – другим наука: пусть учатся лучше работать, ничего не прося у государства.
«Пока у нас с вами не получается в одной лодке грести в одном направлении. «Дайте 2 рубля господдержки» – это не выход, будем смотреть на эффективность хозяйств», – подытожил глава Удмуртии, давая понять, что рассчитывать на нечто большее, чем обещано, республиканским производителям молока не стоит.

Куда отступать?
Ситуация с закупочными ценами на молоко, пожалуй, первый случай, когда жители республики (и не простые избиратели, а руководители предприятий) открыто выразили свое отношение к политике региональных властей. Но тем просто нечего предложить производителям молока – опыта решения проблем в такой сложной сфере, как сельское хозяйство, ни у кого из членов «команды Удмуртии» нет.
В подобной ситуации сам Александр Бречалов и его сподвижники уже оказывались, и не раз. И «выезжали» исключительно за счет хороших отношений с федеральным центром. Но на этот раз виновником создавшегося положения является именно Москва, которая пока что даже не объяснила, действительно ли отрасль ждут интервенции дешевого заграничного молока или причина снижения закупочных цен в другом. Как бы то ни было, глава Удмуртии и его команда оказались под перекрестным огнем и не знают, в какую сторону придется отступать.




Партнеры