Врач, художник и поэт

Иван Семынин прошел всю войну, он до сих пор помнит горькие дни отступления и счастливые минуты Победы

В настоящее время в Удмуртии проживают чуть более двух тысяч ветеранов Великой Отечественной войны. Один из них – полковник медицинской службы, заслуженный работник культуры УР Иван Емельянович Семынин. В этом году ему исполнится 95 лет. Он ушел на фронт сразу после окончания мединститута в июне 41-го года, был красноармейцем и военным врачом, участвовал в обороне Москвы и в войне с японцами.

Иван Семынин с женой

Иван Семынин уже более 50 лет живет в Ижевске. Каждый год накануне 9 Мая его поздравляют коллеги и студенты Ижевской медицинской академии, где он проработал почти 20 лет. Приходят дети, внуки и правнуки. До мельчайших подробностей помнит он многие эпизоды военной жизни и может часами рассказывать фронтовые истории. В небольшом зале, где обычно собираются гости, висят его картины и фотографии, на которых запечатлены самые памятные события в его жизни. Специально к нашей встрече он надел парадный мундир с орденами и медалями. Он охотно рассказывает о своей фронтовой жизни, а рядом с нами сидит его верная супруга Елизавета Максимовна, с которой они прожили вместе 68 лет.

С институтской скамьи – на фронт

- 22 июня была объявлена война, а у нас в институте оставался последний экзамен по гигиене, я сдал его 24 июня, - вспоминает Иван Емельянович. - Приезжаю домой, у меня на столе лежит конверт: «Прибыть в военкомат для беседы». В этот же день вечером мне вручили пакет и сказали, что нужно ехать в войсковую часть в Белоруссии, на станцию Красный Разъезд. На следующий день я взял сумочку с продуктами и поехал на фронт через Курск. Не доезжая до Курска, поезд наш остановился. Слышим - летят немецкие самолеты, началась бомбежка. И что удивило меня тогда: в лесной низине, где мы спрятались, услышали, как поют курские соловьи. И такой это был контраст: война… и радостные трели соловьев! В Курск мы приехали рано утром, потом я должен был ехать через Орел в Белоруссию. Но поездов на запад почти не было, потому что все поезда ехали с фронта, забитые ранеными.

Ивану Семынину все-таки удалось добраться до Белоруссии на товарном поезде, но оказалось, что его часть уже ушла на восток, поэтому пришлось повернуть обратно и догонять своих. Он снова сел в поезд и на одном из полустанков спрыгнул из вагона.

«Военный шпион»

- Была середина ночи - лунная, тихая, даже туман ночной покрыл всю окрестность. Я спрыгнул с проходящего поезда на ходу. Вижу - передо мной стоит женщина с красным фонарем, встречает поезд. Я ее спрашиваю: «Где такая-то воинская часть?» Она на меня смотрит удивленными глазами и говорит: «Вы сейчас никуда не дойдете, вас подстрелят. Дождитесь утра». Я снял пиджачок, расстелил на земле и уснул крепким сном, благо было лето. Утром сквозь сон слышу чьи-то шаги, тихий разговор, открываю глаза и вижу: стоит старик: «Проснулся?» Говорю: «Проснулся». - «Вставай, пойдем». А рядом с ним стоит с винтовкой еще один старик.

Видимо, эта женщина сообщила им, что появился подозрительный незнакомец, который интересуется воинской частью. Они приняли меня за шпиона и повели в сельсовет. Заходим мы в дом, вижу - сидит дородная женщина, видимо председатель колхоза. Спрашивает: «Кто такой? Садись, рассказывай, кто тебя заслал». «Я только что окончил Воронежский институт, ищу воинскую часть», - говорю. «Ладно, не рассказывай ерунду, отведите его в соседнюю комнату, да глядите, чтобы не сбежал», - сказала женщина.

Через какое-то время меня снова позвали в комнату к председателю, только на ее месте сидел уже офицер. Я ему все рассказал, показал документы. И он отправил меня в часть на машине.

Иван Емельянович был определен в медсанбат, но уже через несколько дней отправлен на передовую. Так началась для него страшная война, которая длилась долгих четыре года.

«Ребята, не Москва ль за нами?»

- Конечно, начало войны было для нас очень трагичным, потому что фашисты напали неожиданно и превосходили наши силы. Мы вынуждены были отступать от западной границы до Москвы, - рассказывает Иван Емельянович. - Днем шли по дороге, а к вечеру занимали огневой рубеж и вели бой. С рассветом опять собирались и шли на восток. Мы отступали. Спали прямо на земле, было еще лето, поэтому нас спасали плащ-палатки. Так наша дивизия дошла до Звенигорода. Тут поступил приказ: «Отступать некуда, позади Москва!» Мы стали рыть окопы и готовиться к обороне Москвы. Обстрелы шли непрерывные: с воздуха самолеты бьют, артиллерия нас бьет, минометы нас бьют. Потом через два-три дня смотрю – солдат становится все меньше и меньше. В конце концов командование приказало собрать у нас все личные документы - комсомольский билет, карты. Все это мы сложили в большую бочку, обнесли канистрами с бензином и ждали своей гибели. Немцы шли на нас строем, в мундирах, с орденами - это была психическая атака. А наши солдаты встречали их артиллерией и минометами, вели прицельный огонь. Нам казалось, что мы уже не выдержим этого напряжения. А 5 декабря 1941 года вдруг появились в новых полушубках молодые ребята из новой части. Это было первое наступление наших советских войск. Мы показали всему миру, что можем бить фашистов.

«Как я выжил, будем знать только мы с тобой…»

Иван Семынин до сих пор с болью в сердце вспоминает о бомбежках, страшных боях и потерях фронтовых товарищей. Иногда случалось затишье, но это случалось нечасто.

- Чаще всего наша дивизия была в непосредственном соприкосновении с противником, поэтому раненые были каждый день. Даже если не было боев, раненые поступали в медсанбат почти каждый день, потому что рвались мины и снаряды. Шла борьба не на жизнь, а на смерть. Но я остался жив. Почему? Есть у Симонова такое известное стихотворение: «Как я выжил, будем знать только мы с тобой, просто ты умела ждать, как никто другой». У меня дома оставалась мама, которая очень ждала меня. За всю войну я был ранен только один раз - в боях за белорусский город Витебск. Это было ранение со множественными осколками: пули задели бедро, бровь и глаз. Я потерял много крови, можно сказать, что оросил своей кровью землю Белоруссии. В госпитале мне сделали несколько операций, убрали осколки, и через некоторое время я вновь вернулся в строй.

По минному полю

Был в военной биографии Ивана Семынина и такой невероятный случай, когда он прошел через минное поле и остался живым и невредимым.

- Мне надо было пройти от одного медсанбата в другой, - рассказывает ветеран. - Я пошел по дороге, которая огибала рощу. Было утро, вся трава высокая, покрытая крупной росой. Гляжу - впереди стоит часовой. Смотрит на меня и ждет. Я пошел по полю, подхожу к нему, а у него челюсть отвисла. Я спрашиваю: «Что такое?» А он отвечает: «Товарищ начальник, вы по минному полю прошли. Я охраняю это поле, чтобы по нему никто не ходил». Я оглянулся на это поле и увидел свои следы. Потом взял корягу, бросил ее на поле, и тут прогремел взрыв! А я прошел по этому полю - и ничего. Значит, ангел-хранитель меня сберег.

После Победы

И таких интересных случаев в его военной биографии было немало. Об этом он написал уже после войны в своих стихотворениях и книгах. После лечения в госпитале Семынин вновь вернулся в строй, участвовал в освобождении Прибалтики и в боях под Кенигсбергом. В мае 1945 года окончил командно-медицинский факультет Военно-медицинской академии имени Кирова и был направлен в Читу, где был назначен на должность офицера боевой и специальной подготовки медсостава Забайкальского фронта. Для него война еще не закончилась, в течение нескольких месяцев он участвовал в сражениях с японской армией.

- От Читы мы пошли воевать с Японией через Монголию. Помню, как ночью мы остановились в труднопроходимых Хинганских горах. На рассвете нас подняли по тревоге, потому что японские самураи спустились с гор и вырезали ночью весь медико-санитарный батальон, в котором служили одни женщины. Когда мы подъезжали к медсанбату, к нам ползла женщина без сил, а за ней тянулся кишечник. О, боже мой!

После окончания войны с Японией Иван Семынин служил старшим преподавателем курсов усовершенствования медсостава Дальневосточного военного округа, потом начальником учебной части военной кафедры Хабаровского мединститута. В 1955 году ему было присвоено звание полковника медслужбы. Имеет 31 правительственную награду, в том числе орден Красной Звезды и орден Отечественной войны II степени.

После войны Иван Семынин начал печатать свои стихи, опубликовал более 400 стихотворений. Несмотря на то что у него нет никакого художественного образования, он увлекся живописью, написал более 1000 картин. Это пейзажи, портреты, картины о войне. Из них 45 картин Иван Семынин передал в Музей изобразительных искусств Удмуртии. Благополучно сложилась у него и личная жизнь. Уже после войны он познакомился на Дальнем Востоке со своей будущей женой - Елизаветой Максимовной. Она тоже врач, окончила Одесский медицинский институт в 1945 году, служила на Сахалине. Вместе они прожили 68 лет, воспитали сына, внуков и правнуков.

Для Ивана Емельяновича Семынина День Победы - главный праздник. Он считает, что самое главное на земле - это мир, который нужно хранить, чего бы это ни стоило.

Читайте «МК в Ижевске» на Google News