Рost-dukes: от этнофутуризма к удмуртской повседневности

25.10.2017 в 10:04, просмотров: 2599

Post-dukes – новая удмуртская электронная музыка, антипроект хорошо известной и зарекомендовавшей себя фолк-группы «Дукес». 20 октября во второй раз прошло выступление группы на международном финно-угорском фестивале «Палэзян» в Ижевске.

Рost-dukes: от этнофутуризма к удмуртской повседневности

Сердце обоих проектов – молодой удмуртский художник и музыкант Чудья Жени. До 2015 года его официальное имя было Евгений Бикузин, но потом он сменил его на соответствующее удмуртским правилам именования: «чудья» – название родовой группы, из которой происходит автор проектов «Дукес» и Post-dukes и многочисленного удмуртского поп- и стрит-арта, «дукес» – это три человека, три друга, в недавнем прошлом студенты и участники студенческого ансамбля удмуртской народной культуры «Чипчирган» Чудья Жени, Лилия Леонтьева и Татьяна Тихонова. Все трое удмурты и все уроженцы разных деревень Алнашского района Удмуртской Республики, где удмуртская идентичность достаточно крепко держит свои позиции.
«Дукес» исполняют удмуртские народные песни под кубыз – восстановленный струнный удмуртский музыкальный инструмент, внешне похожий на скрипку, почти забытый большинством удмуртов вплоть до 80-х годов прошлого века. Прежде на этом инструменте играли на всех территориях проживания удмуртов, сейчас он сохранился лишь у периферийных групп, проживающих в соседних с Удмуртией регионах.


Post-dukes Чудья делает в одиночку. В вокальных композициях иногда звучит голос коллеги по «Дукесу» Лилии Леонтьевой, а иногда другой девушки, имя которой он пока держит в секрете.
Соотношение «Дукеса» и post-dukes – как у парных групп внутри народа, как сами ватка и калмез (два главных родоплеменных подразделения) у удмуртов, как, в конечном итоге, традиционные оппозиции человеческой культуры: свое – чужое, живое – мертвое, сырое – вареное.
У Чудья так во всем – на каждый талант в области традиционной культуры есть соответствующий ему талант в области культуры современной. Можно выявить целую серию пар: живопись – стрит-арт, аккордеон – гармонь, компьютер в post-dukes – кубыз в «Дукесе».


Символически оба проекта построены на очень знаковых артефактах удмуртской культуры. Кубыз в большей степени, чем ныне использующиеся в народной музыке инструменты, передает древнюю музыкальную традицию народа. Дукес, вид длинного кафтана из темного сукна, – это средоточие традиционного удмуртского костюма и эпицентр современной интерпретации традиционной удмуртской одежды. Все удмуртские дизайнеры делают дукес, многие в республике хотят обзавестись им, вообще, по этому хэштэгу есть что посмотреть в региональном Инстаграме.
Дукес стал именем коллектива как символ переноса: «Мы носим сами такие старинные наряды, поем древние песни под кубыз, и вот дукес и стал таким воплощением этого почтения к древностям», – поясняют ребята в интервью республиканскому удмуртскому радио.
Свои поиски Чудья публично никак концептуально не оформляет. К некоторым своим работам он добавляет ярлыки «археологический поп-арт» или «постэтнофутуризм», но большой погоды это для него не делает. Про постэтнофутуризм он говорит: «Мы, может быть, и хотели бы делать этнофутуризм, как наши старшие учителя, но от непосредственного вхождения в это направление нас отделяет поколение. Мы вошли в него уже в тот период, когда он утратил свои позиции в качестве ведущего течения... Дело еще и в том, что в изменившихся условиях нельзя просто заниматься отвлеченным искусством, ищущим истоки в мифологии финно-угорских народов. Чтобы быть в ритме настоящего времени, нужно всегда делать больше». Как поясняет его друг и автор самого понятия Богдан Анфиногенов, «чтобы быть постэтнофутуристом, нужно делать больше, чем просто рисовать или писать стихи. Нужно быть и музыкантом, и этнографом, и мастером по какому-нибудь прикладному ремеслу, и фотографом, и еще много кем».
«Post-dukes появился из-за моего увлечения электронной музыкой и благодаря любви к андеграунду и традиционной удмуртской музыке. Думаю, что удмуртские мотивы как деталь, как часть целого должны присутствовать в современной музыке. Хочется расширить и разнообразить удмуртскую музыкальную культуру», – говорит Чудья Жени.


У Жени внушающее портфолио работ, проектов и начинаний. Он получил художественное образование в Удмуртском государственном университете. Традиционной музыкой и танцем занимался в студенческой студии «Чипчирган» при университете. Его дебютная персональная выставка прошла в 2012 году, тогда работы еще были близки к академическому стилю. В 2016 году прошла выставка живописи «Удмуртка курит ганӝу», которую он сам обозначил как поп-арт про удмурток современности. Многократно участвовал в художественных симпозиумах объединения удмуртских этнофутуристов «Ижкар». Кроме того, Жени делал видео и был пионером стрит-арта на удмуртском языке.
Сейчас, помимо «Дукеса», post-dukes Чудья Жени играет в «Малыми» – это относительно новый музыкальный проект, молодежная удмуртская супер-группа, собранная из вполне самостоятельных и известных за пределами проекта творческих величин. Они играют сырой и очень бодрый хардкор-панк на удмуртском языке из середины 90-х, совершенно немодный, но очень актуальный по энергетике для самого удмуртского общества. В «Малыми» он играет на аккордеоне – опять же, это зеркальное отражение его игры на гармони в «Чипчиргане».
Жени ходит по форматам и жанрам в музыке, работает со всеми направлениями в живописи и визуальном искусстве, но ничего не пожирает и не зачеркивает, во всем сохраняет свою интонацию и вообще удивительным образом во всем сохраняет себя в этих очень разных по векторам опытах, не растрачивает.
Человек, делающий удмуртский культурный прорыв, но почти никогда его не декларирующий. Просто меняющий имя в паспорте вместо призывов сохранять свое, обращенных к соплеменникам.
Чудья Жени даже не пытается делать востребованные в современной удмуртской культуре миксы или переплетения современного и традиционного и так далее. Никакого переплетения, никакой метизации. Очень четко расставлены акценты: есть традиционные мелодии, наигранные на кубызе, они самоценны для удмуртов – есть современная музыка, тоже интересная и тоже провоцирующая на творчество. Скрещивать одно с другим, продавая одно за счет другого просто не метод Жени.
Похоже, что у Жени есть такая тетрадка, где в столбик выписаны жанры и стили, и он идет через них, их осваивает, перерабатывает в новом продукте и зачеркивает. По крайней мере, на такие мысли наталкивает фотография его студенческих конспектов по истории искусства с вклейками произведений художников и убористым текстом вокруг, найденная на его странице в соцсети.
Дарали Лели, удмуртский культуртрегер, писатель, дизайнер:

«Дукес» транслируют идею того, что традиционная удмуртская культура естественна и прекрасна сама по себе. То есть без всякой стилизации, без всяких потуг сделать удмуртское модным и современным. Просто удмуртское ради удмуртского. Сейчас очень популярно такое поведение: «…Гожтӥ кылбур, кулэ ке – ме» (строчка стихотворения А. Шумиловой: «…Написала стихотворение, если нужно – вот») – если тебе нравится, слушай/читай/смотри, тебя никто не принуждает. Мне кажется, «Дукес» – они такие: нравится народная культура – вот тебе, не нравится – тебя никто не заставляет ее любить, она сама по себе, она самодостаточна. Конечно, все это появилось на подготовленной почве и в определенной среде, которая была в значительной степени сформирована удмуртским продюсером Павлом Поздеевым и деятельностью его промо-группы «Юмшан57». Таня и Лиля – обе музы Чудья Жени, а тот вообще художник, трансформатор реальности, почти бог. Честно говоря, в коллективе три женщины – Таня, Лиля и кубыз. В то время как Женя занимается... этим с кубызом, девушки создают саундтрек. Короче, этносаундтрек, может быть, и есть то новое направление, пришедшее на смену этнофутуризму (термин, введенный А. Красильниковым)? Сложно сказать. Проект Post-dukes – точно этносаундтрек: «Этносаундтрек предполагает обращение к электронным носителям и инновационным способам коммуникации» (В. Шибанов).