Дисциплинировав Госсовет Удмуртии, власти могут взяться за руководство Ижевска

19.12.2017 в 12:31, просмотров: 10437

Кто теперь вспомнит, что Госдуму когда-то возглавлял по-английски удалившийся из политической жизни Борис Грызлов? Доброй памяти он по себе не оставил, а запомнился одной-единственной фразой: «Парламент – не место для дискуссий», – очень точно отражающей состояние умов видных членов партии «Единая Россия» как в Москве, так и на местах. Что лишний раз доказал член этой партии еще «грызловского» призыва Алексей Прасолов, избранный спикером в конце сентября.

Дисциплинировав Госсовет Удмуртии, власти могут взяться за руководство Ижевска
фото udmurt.ru

На прошлой неделе он выступил в качестве главного ньюсмейкера республики, выгнав журналистов, освещающих деятельность Госсовета, из зала заседаний. Исключительно по собственной прихоти: журналисты, видите ли, мешают народным избранникам, а порой и вовсе позволяют себе разговаривать по телефону или выходить посреди заседания через двери по своим журналистским надобностям.
Отныне представители СМИ должны наблюдать за деятельностью народных избранников из коридора. В их распоряжении трансляция из зала на мониторах, доступная, впрочем, абсолютно всем: эту же трансляцию можно смотреть из дома или находясь на рабочем месте. Единственной сомнительной привилегией журналистов остается возможность ловить депутатов в коридоре, но, как знать, не обратит ли спикер Госсовета внимание и на эти порочащие депутатов контакты.
Выселение журналистов могло бы пройти незамеченным, однако Алексей Прасолов уже вошел во вкус. Избавившись от назойливых журналистов, он (в прямом смысле без лишнего шума) повелел депутатам встречать его персону вставанием и бурными рукоплесканиями. «Ну, есть, во-первых, уважительное отношение друг к другу. Когда старший по званию, старший по чину, старший по должности входит в какое-то помещение, как вы считаете, как должны приветствовать? Или вообще – должны приветствовать или нет? Должны. Значит, должны делать принятое у нас на Руси – это вставание. Надо делать? Надо!» – со свойственным ему красноречием заявил он.
Разъяснения, однако, были неполными. Хотелось бы знать точнее, какие именно помещения имел в виду спикер Госсовета. Кроме того, непонятно, кто именно должен вставать при явлении спикера Прасолова – только депутаты или все остальные тоже? Наконец, нельзя ли изыскать возможность оптимизации и, назначив день и время, всей республикой (где, как и кто может) почтить Алексея Прасолова вставанием и бурными и продолжительными аплодисментами – один раз, но чтоб ему хватило?

Бить рублем!
Помимо этого, спикер запретил депутатам опаздывать, прогуливать заседания, покидать зал во время работы и разговаривать по телефону. Нарушителей будут бить рублем: прогульщиков будут лишать положенной им 15-тысячной ежемесячной компенсации расходов на осуществление депутатской деятельности. Исключение будет делаться только для тех, кто отсутствует по уважительной причине.
«Если депутат прогуливает, если депутат не приходит на сессию, если уходит с сессии, не приходит на комиссии, то те небольшие средства, которые выделены на работу депутатов, этих денег он будет лишаться. Это маленькая толика, но это должно дисциплинировать», – заявил господин Прасолов.
Инициативы «дисциплинирующего» характера многие связали с прошлым спикера Госсовета. Почти двадцать лет он возглавлял ФГУП УССТ-8 – организацию весьма специфическую, пропитанную духом стройбата, а долгая работа в таком учреждении накладывает свой отпечаток.
Но одним лишь жизненным опытом Алексея Прасолова всего не объяснишь. Плюс стоит обратить внимание на отсутствие реакции на инициативы спикера из резиденции главы Удмуртии. Сам Александр Бречалов на сессии Госсовета не присутствовал, а премьер Ярослав Семенов, когда господин Прасолов комментировал обязательное вставание, стоял рядом и кивал, хотя и несколько изумленно.

В обмен на лояльность
Любовь к всевозможным ритуалам и демонстративному чинопочитанию совершенно не в стиле команды Бречалова. И вряд ли главе Удмуртии придет в голову требовать для себя аплодисментов, да еще и закреплять это соответствующим указом. Для «технократов во власти», иной раз появляющихся на официальных мероприятиях в одежде спортивного кроя, внешние атрибуты никакой ценности не имеют. И они (наверняка с затаенной радостью), поторговавшись, охотно сменяли их на абсолютную лояльность спикера, должность которого теряет в политическом весе буквально каждый день.
Других способов повысить политическую значимость Госсовета у Алексея Прасолова, очевидно, нет. Убедиться в этом можно было на любом заседании недавно избранного республиканского парламента. Не стало исключением и последнее, состоявшееся 13 декабря. Без всякого сопротивления депутаты приняли бюджет республики и подтвердили намерение добровольно, в порядке общей финансовой дисциплины, лишить себя средств на выполнение наказов избирателей (до этого каждый депутат получал по 1 млн рублей).
Слабые попытки обсудить урезание финансирования тех или иных проектов аккуратно пресекались. Если сделать этого не удавалось, в ход шли известные аргументы успокаивающего характера: пункты соглашения с Минфином РФ, несоблюдение которых обещает республике такие проблемы, что лучше и не обсуждать. Доходная часть, тем не менее, увеличили в сравнении с первым чтением на 4,826 млрд рублей, на ту же сумму подросла и расходная, но шанс быть проголосованными был лишь у поправок, заранее одобренных депутатскими комиссиями и правительством.
 

Узкие места
Именно это сегодня и требуется от главного законодательного органа республики – не создавая лишнего шума, одобрять все, что ему предлагает правительство. Депутаты хоть и возмущались отсутствием в бюджете денег на новогодние подарки для детей-сирот и детей из малообеспеченных семей, но послушно за нее проголосовали. А тут и премьер Ярослав Семенов подоспел: «Бюджетное финансирование на подарки не выделяется, но при этом не исключается то, что мы будем это делать из других источников. Существуют общественные организации, предпринимательские сообщества и так далее. Для нас важен не механизм, а результат», – заявил глава правительства, твердо заверив, что свои подарки дети обязательно получат.
Чтобы проходить «узкие места», команде главы Удмуртии нужен именно такой Госсовет – не требующий разъяснений, а подчиняющийся четким и недвусмысленным приказам. Кто лучше генерала умеет их отдавать? А всевозможные церемонии и ритуалы пусть будут маленькой компенсацией за его труды: вставания и аплодисменты бюджету ничего не стоят, а человеку приятно… Есть, конечно, опасность, что Алексей Прасолов, утвердив дресс-код, возьмется за ширину подворотничков, цвет пуговиц, начнет регулировать частоту аплодисментов или станет разучивать с депутатами начальные аккорды российского гимна. Но главное сделано: подвоха от удовлетворенного своим положением спикера можно не опасаться, Госсовет республики стремительно и охотно превращается в «не место для дискуссий».
 
Закрутим гайки?
…Чего не скажешь о другом представительном органе – гордуме Ижевска. 14 декабря ее депутаты утвердили бюджет столицы на 2018 год, проигнорировав сигналы правительства. Они сохранили в бюджете не только деньги на выполнение наказов избирателей, но и финансирование на освещение деятельности администрации Ижевска в СМИ. Оно обойдется в 14 млн рублей – вроде сумма, по меркам бюджета, не такая уж и большая, но ею вполне могли пожертвовать ради экономии.
Кто разрешил депутатам гордумы Ижевска этакие вольности, до сих пор непонятно. Тренд на республиканском уровне обозначен четко: сокращаем все непрофильные расходы. Но столичные депутаты, верстая бюджет, демонстративно проигнорировали установки руководства республики, а Юрий Тюрин поддержал параметры основного финансового документа города.
По недосмотру такое произойти точно не могло. А значит, финансирование непрофильных расходов – это согласованная позиция и руководства города, и гордумы. И если она идет вразрез с позицией главы Удмуртии и правительства, именно в этом направлении стоит ждать закручивания гаек в начале 2018 года. И чем оно обернется для городского руководства, предсказать никто не возьмется.