Дмитрий Сурнин: власти должны выстраивать диалог с обществом, чтобы компенсировать недоверие

6 декабря 2017 в 12:43, просмотров: 1448

Ранее мы уже писали о чрезвычайно нервной реакции депутатов Гордумы на заявление депутата Дмитрия Сурнина, предложившего главе города Юрию Тюрину подумать об отставке. Ключевым словом, которое задело политиков, было слово «неадекватность».
После этого Дмитрия Сурнина вызвали на комиссию по этике. «МК» в Ижевске» решил взять у депутата комментарий относительного назревшего скандала.

 

Дмитрий Сурнин: власти должны выстраивать диалог с обществом, чтобы компенсировать недоверие
фото из архива

– Начнем с того, как вы определяете для себя слово «неадекватность». Сейчас уже понятно, что не все его используют в общепринятом значении.
– Я бы вообще не стал рассматривать слово «неадекватность». Потому что была формулировка «неадекватная политика» и «неадекватное управление» – в кадрах, в работе с общественностью и депутатами. Само слово, что называется, уши резануло. Однако в моем понимании «адекватность» – это некая ориентация во времени и пространстве. Что было, что происходит и что будет. Если ты одеваешься зимой по-летнему, а летом – по-зимнему, то ты неадекватен. Также это касается тех, кто принимает такие же решения в части городского управления.
– Ваше отношение к Юрию Тюрину известно, вы целенаправленно его критикуете. Можете сформулировать, что именно вы имели в виду, когда говорили про «неадекватное управление»?
– Нет планомерности в постановке задач, их исполнении и оценке: что произошло, что нас не устраивает и по каким причинам мы с кем-то расстаемся. Если взять кадровую политику как пример, то не видна последовательность: берем такие задачи, контролируем и принимаем решение. Пример можно привести и с директором Водоканала, БПХ (банно-прачечное хозяйство. – Прим. ред.), ДРЭУ, СПДУ. Сначала защищали и дали только дисциплинарное взыскание (за финансовые злоупотребления), потом все же уволили. Сомневались? Так принято, что партийное большинство ни с кем не советуется, и несогласованные выступления ими порой воспринимаются как нарушение установленных годами правил.

фото из архива

– Насколько известно, комиссия по этике собиралась за всю свою историю в первый раз.
– Я не отслеживаю.
– Зачем вообще была нужна эта комиссия по этике?
– Я выскажу свое субъективное мнение. Я понимаю такие комиссии, когда публичность вызовет ненужный шлейф. Например, открытый конфликт двух депутатов, один из которых назвал кого-то нецензурным словом. И тогда какой смысл вытаскивать это в публичное пространство? Но, когда публичное заявление сделано на публичном мероприятии и человек просит это публично рассмотреть... Комиссия по этике призвана рассматривать некую этичность поведения. Меня же проверяли на наличие фактов в моем выступлении – насколько я могу доказать какие-то свои доводы. Хотя мое высказывание явно имело оценочное суждение.
Что касается общих фраз касаемо этики… Проверялось не то, как я говорю, а проверялись документы, которые у меня должны быть. И на основе этого был сделан вывод, что этих документов у меня нет, и поэтому сказанное не соответствует действительности. Я так не считаю. Я считаю, что и документы есть, и основание мне так считать есть. У меня еще и есть основания так выступать – в такой категоричной форме.
Если бы я не предложил главе города уйти в отставку, то мое выступление вообще было бы не замечено. Меня воспринимают: ну, оппозиционер, мелкий политик. А в Городской думе, к сожалению, не приняты такие (выступления. – Прим. авт.). Там все решает партийное большинство.
Сила демократии – это не кулуарность. Это возможность публичности. В том числе одиночкам. У нас, в политическом пространстве Удмуртии и Ижевска, так не принято. Я подчеркну: именно поэтому впервые комиссия по этике и собралась. Я же и делал запрос, и оформлял переписку. То есть все это было вызвано не моим эмоциональным состоянием – у этого выступления была история. Более того, есть и продолжение. И будет продолжение. И вся эта комиссия – это чистой воды политический маневр: «он говорит неправду, потому что он сам негодяй». Я с этим, конечно же, не согласен.
– Каким вы видите «адекватного» главу Ижевска в текущей ситуации?
– Глава Ижевска должен иметь обратную связь. Более плотное взаимодействие с представительным органом, потому что он его выбирает, и это единственный избираемый народом орган местного самоуправления. Связь не только раз в год в виде оценки. Вот сейчас мы принимаем бюджет – и мы буквально выковыриваем информацию.
С общественностью тоже необходимо строить работу иначе. Сейчас в республике новое руководство, и они полностью перетрясают всю общественно-политическую систему, выстроенную долгими годами. Можно сказать, что в удмуртской политике (в том числе и в Ижевске) началась турбулентность. Я считаю, что в этом очень много позитивных моментов и возможностей, но это требует усилий, и не тех, к котором мы все привыкли. Лояльностью больше не очаруешь власть. Главное – необходим другой уровень вовлеченности главы города.
Сейчас перетрясается экономическая ситуация. Говорят, что нас ждет тяжелый год. Власти должны выстраивать диалог с обществом, чтобы компенсировать растущее недоверие.
Касаемо главы: он должен быть более сильной коммуникации, более эффективно устанавливать контакты с народом.

 



Партнеры